На «Первом» идет сериал про психолога-беспредельщика. Чем же провоцирует «Триггер»?

Культура

Психологический процедурал про психолога-беспредельщика, работающего без пощады, правил и даже кабинета, по словам создателей, основан на пусть и преувеличенных в деталях, но реальных историях. Что там происходит, рассказывает Марат Шабаев.

Худощавый психолог Артем Александрович Стрелецкий (Максим Матвеев) возвращается в Москву из мест не столь отдаленных: врачеватель душ отсидел несколько лет, после того как его пациент покончил с собой, и вышел по УДО. Экспертная комиссия в тот раз обвинила в случившемся Артема, тем более что Стрелецкий использует в своей работе метод провокации — например, может запереть пациента с клаустрофобией в горящем сарае. Коллеги такое, конечно, не одобрили.

Герой, впрочем, считает себя невиновным и оклеветанным и стремится вернуть свое доброе имя, вновь открывая свою радикальную практику. Каждый эпизод «Триггера» посвящен новому случаю, то есть сериал сделан в формате процедурала (сквозной сюжетной линией становятся попытки Стрелецкого доказать, что то самое самоубийство произошло не по его вине). У самого доктора, правда, тоже не все окей с головой. Он, например, с маниакальной одержимостью пытается вернуть бывшую жену Дашу (Светлана Иванова). Да и с отцовской фигурой тоже не все в порядке: Стрелецкий-старший (Игорь Костолевский) — тоже психолог, и он пытается сделать так, чтобы сын больше не возвращался к практике. Наблюдать за этим ворохом неврозов довольно любопытно. Наверняка ближе к концу сезона все развешанные ружья-триггеры начнут стрелять, разгоняя героев по разным сюжетным закоулкам.

На «Первом» идет сериал про психолога-беспредельщика. Чем же провоцирует «Триггер»?

Шоураннером «Триггера» стала Александра Ремизова, исполнительный продюсер «Елок» и «Гоголя». Сценарий под ее руководством писал Андрей Золотарев (работа эта заняла у обоих около полутора лет), режиссером стал Дмитрий Тюрин («Жажда»), ну а продакшен осуществляла «Среда» Александра Цекало.

Как уверяют создатели, каждый кейс «Триггера» основан на пусть и преувеличенных в деталях, но реальных историях (консультантом был коуч Сергей Насибян). Провокативная терапия действительно существует, правда, в жизни ее сеансы проходят не в горящих сараях, а в скучных кабинетах, к тому же в группе. Точностью пришлось пренебречь ради эффектности: герой Матвеева совмещает психологический анализ и выездную работу (занимается слежкой за клиентами или проводит свои провокации где-нибудь в кабинке остановившегося колеса обозрения).

Собственно, Матвеев — главное украшение «Триггера». Впалые щеки и короткая стрижка его героя напоминают об акционисте Петре Павленском, но прямолинейная резкость и грубые манеры выдают в нем «высокоактивного социопата» а-ля доктор Хаус или Шерлок Холмс (интересное совпадение: скоро Матвеева можно будет увидеть в роли настоящего Шерлока, ищущего Джека-потрошителя в Санкт-Петербурге (за историческую ретрофантазию а-ля «Гоголь» и «Дуэлянт» отвечает все та же «Среда»).

На «Первом» идет сериал про психолога-беспредельщика. Чем же провоцирует «Триггер»?

С этими героями Стрелецкого роднит острый глаз детектива: увидев одно только обручальное кольцо на пальце незнакомца, он может рассказать о его прошлом и дать прогноз на будущее. Матвеев играет яростно, экспрессивно; его самовлюбленный и колючий герой, уязвленный личными и профессиональными неудачами, как будто против нашей воли притягивает к себе внимание. А как не среагировать на человека, который весь первый эпизод ходит исключительно в спортивных трусах и тапочках да еще и с расквашенным носом, не только своим дерзким поведением, но и самим внешним видом бросая вызов условностям?

«Триггер» вообще на редкость раскован и неудобен. С одной стороны, он заводит разговор о сексуальных проблемах (пациентов Стрелецкого), пока еще новый для российского кино и сериалов, с другой — делает это со старомодным стремлением к нормализации, смакуя фактуру «извращений», непременно требующих коррекции (хорошо что хоть не электрошоком или инсулиновой комой). Например, загадочную клиентку, переживающую смерть мужа и снижение либидо, психолог чуть ли не силой склоняет к сексуальной прелюдии. А геронтофилию лечит нанятым возрастным актером, который изображает смерть во время приступа страсти.

На «Первом» идет сериал про психолога-беспредельщика. Чем же провоцирует «Триггер»?

Эротические сцены в «Триггере» встречаются часто, но не в таком избыточном количестве и барочном исполнении, как в «Содержанках». Однако и такой секспросвет может вызвать чувство некоторой тревоги у российского зрителя: одних триггернет обнаженка, других — методы Стрелецкого. Впрочем, мера создателями соблюдена. Это ровно та степень раздражения рецепторов, которая вызывает аппетит, а не тошноту.

Мир «Триггера» — современная «похорошевшая» Москва с застекленными фасадами многоэтажек (то есть некий усредненный европейский город). За кадром играет пассивно-агрессивная гитарная музыка на английском (есть даже песня Леры Линн, записанная для второго сезона «Настоящего детектива»). Это выдает исходное желание создателей «Триггера» сделать универсальный продукт — и для внутреннего потребления, и на экспорт («Среда» первой стала продавать свои сериалы для международной дистрибьюции на Netflix). Ожидания оправдались: мрачную драму про эксцентричного психолога показали на каннском телерынке MIPCOM еще два года назад, где проект вызвал интерес со стороны западных продюсеров. Права на адаптацию формата купили американцы и японцы. Суровый сюжет не предполагает никаких глянцевых излишеств в духе все тех же «Содержанок», но какие-то узнаваемые национальные черты «Триггеру» все же не помешали бы. Пока же (мы посмотрели четыре эпизода) заметна лишь тщательно замаскированная англомания. Русский душой и лицом «Триггер» все равно держит равнение на Шерлока. Например, разбираясь в хитросплетениях человеческой психопатологии, Стрелецкий периодически посещает абстрактные «чертоги разума».

На «Первом» идет сериал про психолога-беспредельщика. Чем же провоцирует «Триггер»?

В качестве комической разрядки в этот напряженный и нервный мир введены карикатурные персонажи второго плана. Например, преувеличенно надежный мужик Володя (Данила Дунаев), новый муж бывшей жены Стрелецкого. Или деятельный увалень Матвей (Владислав Тирон), как бы доктор Ватсон; маменькин сынок, навязавшийся к психологу в помощники. В первых сериях он мальчиком на побегушках делает кофе Стрелецкому или следит за его бывшей женой, но никакой язвительности, присущей настоящему Ватсону, в неловком подростке пока не наблюдается. Впрочем, 16-серийный «Триггер» еще может нарезать сюжетных финтов в следующих эпизодах — например, раскрыть причины влечения таинственной железной бизнес-леди (Виктория Маслова) к психологу-социопату (на «ты» они перейдут уже в третьей серии). Хотя, с другой стороны, нужны ли тут еще какие-то объяснения?

Оцените статью
Serialchik
Добавить комментарий